Мадам Кой и её вторая Родина — Татарстан

(26  мая 2015) Казанцы называют её не иначе, как «мадам Кой», но  мало кто знает, что имя Кой по-вьетнамски означает «сирота».

«Я обижалась на маму из-за такого некрасивого имени, — вспоминает предпринимательница. — Но мама выбрала его, потому что я росла без отца, он умер до моего рождения». Работать девочка начала в 10 лет – пришивала пуговицы к детской одежде, делала петли. В 12 лет стала помогать маме, занимавшейся окраской одежды.

Досье Дао Тхи Кой. Родилась в 1949 г. в г. Винь (Вьетнам). Окончила в 1973 г. Волгоградский педуниверситет. Преподавала в Ханойском институте иностранных языков. С 1993 г. директор «Вьетнамского» рынка. Есть две дочери, сын, семь внуков.

«Кроме Кой у меня есть другое имя, вернее, псевдоним, — рассказывает мадам. – Я ставлю его под своими стихами. С вьетнамского мой псевдоним переводится как «чистая река». Это символ села, где родился папа. Я ведь литератор по образованию, защитила диссертацию по «Анне Карениной» Л. Толстого, издала три сборника стихов в России, во Вьетнаме. Написала несколько песен, их исполняют на русском, татарском языках. Но уже после первого пожара (на рынке «Витарус» в 2006 г. — Прим. авт.) перестала сочинять. Наверное, в том пожаре сгорели и мои стихи…»

- Не хотелось всё бросить и уехать во Вьетнам?

- Родственники наперебой звали вернуться. Дети приехали забрать меня, но увидели, что я уже арендовала новое здание. В итоге сын взял отпуск, помог мне обустроиться на новом месте. Дети знают, что я без работы не могу… Да и нельзя мне уезжать, если поверившие в меня люди попали в беду. Не могу бросить их.

Вьетнамцев в России много, и мы друг другу всегда в беде помогаем. Я вложила 18 млн рублей в обустройство торговых павильонов в здании, куда мы переехали после пожара в октябре 2014. Ни копейки дохода пока от этого не получила. Считаю это справедливым. Работаю сейчас не для того, чтобы прибыль получить. Вот и хозяин здания вошёл в наше положение, до июня этого года снизил стоимость аренды. А сейчас мы, хотя сами работаем в убыток, приняли всех, кто пришёл к нам из сгоревшего «Адмирала», — дали им 84 места.

- Теперь понятно, почему на рынке вас называют «мама».

- Мне 66. Можно называть и мамой (смеётся), и бабушкой Кой. В нашем торговом комплексе «Вьетнамский» работают и русские, и татары, есть таджики, узбеки, киргизы, армяне, афганцы, один турок. Все люди разные, надо войти в положение каждого, понять их желания… Кого-то нужно хвалить, а кого-то критиковать. Но я по образованию педагог, у меня получается.

- Вы 33 года живёте в России. Что вас здесь держит?

- Это моя вторая родина. Она мне всё дала: образование, возможность развиваться. Сейчас все ругают коммунизм. А я считаю, это правильное воспитание. Учит в любой ситуации помнить: ты живёшь не для себя, а для других. Я живу по этому принципу и верю, если так думать, обязательно найдёшь умное решение. Таков закон жизни, но мы сами его нарушаем, потому что молодые поколения не воспринимают эти идеи. Мне повезло, что меня направили учиться в СССР.

Я много читала об этой могучей стране, где можно получить прекрасное образование. И мои дети тоже окончили казанские вузы. Второй раз я приехала в СССР в 1987 г. Работала в Казани по контракту переводчицей для вьетнамских рабочих на швейных фабриках. Вскоре меня выбрали старшим руководителем четырёх групп.

А после распада СССР я создала СП «Витарус» (Вьетнам, Татарстан, Россия). Всё по закону.

- Прокуратура подала апелляцию на решение суда Советского района, который в феврале отказался приостановить работу вашего рынка. Якобы у здания нет разрешения на экс­плуатацию.

- Здание, в котором находится ТК «Вьетнамский», совсем новое, построено в 2014 г. из современных негорючих материалов. Собственник сдал его в аренду уже оснащённым всеми необходимыми противопожарными системами. В феврале, когда суд рассматривал иск прокуратуры, к нам приходила комиссия в составе разных надзорных органов. Все обозначенные тогда Госпожнадзором нарушения собственник здания устранил. В частности, было увеличено число эвакуационных выходов. (Собственник здания М. Фролов говорит, что разрешение на ввод в эксплуатацию здание получило как складской комплекс. Однако согласно проекту в нём есть магазины, офисы, выставочные залы. — Прим. авт.) Мы считаем наше здание безопасным. Теперь слово за компетент­ными органами. Если они найдут несоответствия нормам, рынок сразу же будет закрыт.

- «Адмирал» — не первый сгоревший рынок. Как остановить эти трагедии?

- Я соболезную семьям погибших, некоторых из них знала лично. Очень жаль начальника пожарных (подполковника Костина. — Прим. ред.). Он приезжал тушить оба наши пожара, был настоящим профессионалом. Мы законопослушные граждане, выполняем закон о том, что рынки должны располагаться в капитальных строениях. Но, на мой взгляд, должна быть альтернатива закрытым рынкам. В России, да и во всём мире, рынки всегда были разными, в том числе и открытыми. Главное – чтобы все они неукоснительно соблюдали санитарные, пожарные требования. И не надо думать первым делом о деньгах. Они придут, если работать по закону и совести.

Источник: Аргументы и факты

Добавить комментарий

bn-of-rt bn-uslugi bn-ufms bn-anrussia bn-prch